Газ vs уголь

30.10.2016

Сегодня большинство специалистов в энергетической отрасли отмечают уже установившуюся на данный момент тенденцию, выражающуюся в сокращении доли угля в производстве энергии и увеличении за счет неё доли газа. Начало этой тенденции положил 2014 год, когда впервые мировой рост потребления угля прекратился и началось его сокращение.

Эта тенденция отмечается в большинстве развитых экономик мира. Так, в США производство газа по итогам этого года впервые должно превзойти добычу угля. Кроме того, количество электроэнергии, выработанной посредством использования газового топлива, должно составить 33%, а уголь послужит источником только 32% выработанной электроэнергии. А ведь еще 7 лет назад доля угля в производстве энергии в США была более 50%. Конкретно для США, которые никогда не ставили на первое место экологическую составляющую, основной причиной предпочтения газового топлива угольному является его довольно низкая цена в последнее время, а также так называемая сланцевая революция, позволяющая Штатам полностью обеспечить себя этим источником энергии. При этом эффективность выработки электроэнергии при использовании газа по критерию удельной теплоты сгорания почти в два раза превосходит уголь, цена на который, чтобы сделать его конкурентоспособным по отношению к газу, должна упасть почти на 25%, что вряд ли возможно, поскольку добыча угля в США и так не отличается большой рентабельностью.

Практически все американские эксперты прогнозируют скорый коллапс угледобывающей отрасли и уход многих ей крупнейших игроков с рынка энергоносителей, некоторые из которых уже находятся на грани банкротства и просят у правительства защиты от кредиторов. Даже крупнейшая американская компания Peabody, добывающая в год более 200 миллионов тонн угля (что является фантастическим показателем для одной компании, так, например, общий объем добычи в России составляет чуть более 370 миллионов тонн), заявила о своём возможном банкротстве в ближайшее время.

В некотором роде, судьба угольной отрасли США зависит от того, кто придет здесь к власти – демократы или республиканцы, поскольку, если первые категорически настаивают на переходе к экологичным источникам производства электроэнергии, то вторые ратуют за поддержку традиционных источников, а именно – угля, поскольку крах угледобывающей промышленности приведет к очень серьезным социальным последствиям – росту безработицы, осложнению общественных отношений и т.п. Впрочем, при демократах и газовой отрасли придется не очень сладко, если будет реализован план CPP, предполагающий в будущем отказ от углеводородов вообще, и рассматриваемый многими экспертами как откровенный «наезд» на производителей природного газа. Правда, действие программы CPP сейчас приостановлено Верховным Судом США, поэтому перспективы американской газовой отрасли всё-таки заметно лучше, чем угольной.

В другой мощнейшей экономике мира – китайской – наличествует та же тенденция. Так, Поднебесная, являющаяся как самым крупным потребителем, так и производителей угля в мире, снижает уровень его потребления уже который год, причем уровень этого снижения постоянно нарастает и будет еще более увеличиваться в дальнейшем, поскольку в Китае начинается реализации госпрограммы по переходу на экологичные источники энергии. Для этого планируется не только построить множество электростанций, использующих возобновляемые источники (в основном – ветер), а также атомных электростанций, но и широко использовать такое экологически чистое углеводородное топливо, как газ.

Что же касается России, то у нас уголь играет не такую большую роль в выработке электроэнергии, как в Китае или США. Так, доля угольной электрогенерации сегодня составляет 24% (в США – 32%, в Китае – 70%), а основным видом топлива в энергетике является именно газ – 52% в общем объеме энергоносителей. Причем в европейской части страны этот показатель значительно выше, а уголь по большей части используется сибирскими и дальневосточными теплоснабжающими организациями, использующими для производства энергии так называемые теплоэлектростанции.

Отметим, что сегодня у руководства страны нет планов по сокращению потребления угля для производства электро- или тепловой энергии, тем более, что во многих регионах России, куда доставка газа невозможна ввиду отсутствия необходимой инфраструктуры, а также по причине отсутствия условий для создания гидроэлектростанций, уголь остается единственным энергоносителем.

Мало того, в ближайшие годы планируется увеличение добычи угля, причем не только с расчетом на рост внутреннего потребления, но и для экспортных поставок, которые осуществляются в основном в Азию.

Правда, если Россией будет ратифицировано Парижское соглашение в отношении климата, то будет введен налог на выбросы в атмосферу углекислого газа, что может значительно снизить уровень рентабельности электростанций, работающих на угле.

Таким образом, сегодня в мире наметилась тенденция к переходу на экологичные виды топлива для производства энергии, что требует значительного переоборудования и реорганизации энергетических отраслей многих стран. Такие высокоразвитые государства как США и Китай планируют осуществить этот переход довольно быстро, другим же на это потребуется больше времени, но в любом случае эта тенденция уже главенствует в энергетике многих стран.